Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
пресса

Источник: журнал "Эхо планеты ", № 13, 23-31 марта 1996 год
Автор: по материалам "Спортс иллюстрейтед" подготовил Александр Денисов

Екатерина Гордеева чувствовала себя в безопасности в руках Сергея Гринькова. Сейчас, сохраняя память о нем и оставаясь верной фигурному катанию, которое они так любили, она ищет свой путь.

Екатерина Гордеева паркует свою машину у детской школы, как и все другие молодые мамаши американского города Симсбери. От них она отличается, пожалуй, лишь идеальным сложением, хрупкостью и непроходящей печалью на лице. Ей 24 года, и она уже вдова.

Глядя на эту девушку ростом 155 сантиметров и весом в 40 килограммов, трудно предположить, что она обладает огромной внутренней силой. Учитель выводит из школы маленькую девочку с льняными волосами. Это Дарья Гордеева, трехлетняя дочь Кати. У девочки чудесная и очень знакомая улыбка ее отца. У нее был прекрасный день в школе, и это видно по ее лицу.

Минуло три месяца с того ужасного дня в Лейк-Плэсиде, когда на обычной тренировке ее муж и партнер по катанию 28-летний Сергей Гриньков внезапно рухнул на лед с сердечным приступом. Гордеева и Гриньков - двукратные олимпийские чемпионы, четырехкратные чемпионы мира, одна из лучших и известнейших спортивных пар - работали над своей новой программой "Звезды на льду". Когда Кате сказали, что он умер, их хокеограф Марина Зуева, которая не отходила от нее ни на шаг, сказала: "Пойди и попрощайся с ним, он еще слышит тебя". Катя послушалась. Сергей был все еще в коньках, и, говоря с ним, Катя осторожно сняла их.

Они катались вместе почти 14 лет, с тех пор как ей исполнилось 11, а ему 15 лет, - прекрасная пара детей, спаянных советской спортивной системой. Они почти не расставались. Даже перед их свадьбой в апреле 1991 года Джи энд Джи, как их называли спортсмены, проводили друг с другом больше времени, чем с родителями.

"Он всегда-всегда заботился обо мне, - говорит Гордеева. - Я никогда не могла представить, как это может быть, когда твой муж уезжает куда-то по делам в другой город или страну. Такое случилось всего один раз. Сергей перенес операцию на плече перед нашей свадьбой. Он поехал в Принстон, в Нью-Джерси, и я очень беспокоилась. После этого мы никогда не расставались."

Пока смерть не разлучила их. Катина мама, Елена, предложила сказать Даше, что папа уехал на тренировки. Но учитель из Дашиной школы сказал, что очень важно объяснить ребенку, что случилось, пока кто-нибудь другой неосторожно не сделал этого.

"После того как я все рассказала Даше, она спросила, когда мы увидим его снова, - вспоминает Катя. - Я ответила: он придет, когда захочет тебя увидеть. Он теперь как маленький ангел. Ты сможешь увидеть его в снах".

Катя положила фотографию Даши в гроб Сергея. "Последний день прощания с Сергеем навсегда останется со мной, - говорит она. - Я чувствовала себя удивительно спокойно". Ее дом заполнили люди. Православный священник отец Николай, крестивший и венчавший ее, вел службу. Перед поездкой на соревнования отец Николай всегда беседовал с ними, говоря, что они - Божьи дети и все в руках Господа, победа или поражение.

Пять недель Гордеева провела в Москве. Зуева дала ей задание посетить за это время балет, цирк, галереи, концертные залы - Катя выполнила все автоматически, словно робот. Несколько дней она просидела одна в однокомнатной квартирке, где они вместе с Сергеем начинали свою семейную жизнь и где они останавливались совсем недавно летом. Она снова почувствовала, будто он рядом.

"С четырех лет я вставала каждый день, надевала коньки и шла на каток, - говорит она, - Но сейчас я часто просыпаюсь с вопросом, зачем я проснулась? Мои родители ухаживают за Дашей. Мне не о чем беспокоиться. Наверное, я не заслужила долгого счастья, и смерть Сергея - моя вина. Но вскоре поняла, что мне нельзя оставаться наедине с подобными мыслями".

Тогда она стала вспоминать о всех программах, с которыми они выступали в течение их карьеры. Каждое выступление имело определенную тему и было связано с определенным моментом их жизни. Весеннее счастье было их темой, когда они катались на Олимпиаде-88, одетые в костюмы в голубоватых блестках. В 1989 году, когда они были влюблены, Гордеева играла девочку, превращающуюся в женщину. В 1990-м они катались под "Ромео и Джульетту" Чайковского. В 1994 году, когда они получили свое второе золото, их программа олицетворяла счастье женщины. Один раз во время исполнения "Лунной сонаты" Бетховена Гриньков опустился на колени перед Гордеевой - матерью его ребенка, хотя программа этого не предусматривала. Они всегда танцевали только дру для друга. Потом, в 1995 году, Гордеева и Гриньков танцевали под "Реквием" Моцарта, и последним их танцем был "Покахонтас".

"Ты знаешь эту историю?" - спросила Катя Сергея. - он должен был уплыть в своей лодке и не мог взять ее с собой".

На льду все было так, как предначертано судьбой в жизни...

Потом в Москву из Америки позвонила Зуева. Она рассказала Гордеевой о том, что Скотт Хамильтон, Пол Вайли, Оксана Баюл, Витор Петренко, Брайан Бойтано и другие звезды фигурного катания решили дать представление в честь Гринькова на льду дворца спорта "Сивик сентр" в Хартфорде. Они хотели, чтобы на нем присутствовала Катя. "Катя тут же сказала мне, что она хочет и должна кататься, - вспоминает Зуева. - Я сказала, что она должна кататься ради Сергея".

Зуева всегда верила, что Гордеева могла быть прекрасной фигуристкой-одиночницей. И даже предложила ей это однажды, когда у Гринькова были некоторые проблемы с катанием. Единственное, может быть, слабое место в ее подготовке - это прыжки. Гордеева в своих прежних программах делала только два тройных прыжка: тулуп и сальхов. Но зато как! Никто не сравнится с ней по грациозности.

Гордеева спросила отца Николая, не будет ли грехом танцевать до окончания траура. Он ответил, что нет. 15 декабря она отправилась на Большую арену ЦСКА, чтобы впервые потренироваться после смерти Сергея.

"Я снвоа почувствовала лед, и мне стало значительно легче., - говорит она. - Я как будто снова чувствовала Сергея и его руки. Я каталась хорошо и видела, как тренеры и молодые танцоры улыбаются мне. Жизнь сдвинулась с мертвой точки". А в Новый год Катя снова смогла рассмеяться: она вспомнила, что именно в этот праздник в 1989 году Сергей впервые попросил разрешения поцеловать ее.

Вскоре после этого Катя и Даша поехали домой, в Симсбери. "Это первый по-настоящему наш с Сергеем дом, - говорит она. - Дашину комнату Сергей оборудовал сам, подбирая обои, картинки и зеркала. Он любил рассказывать, как его отец однажды сам построил дом, а я всегда мечтала, что когда-нибудь Сергей тоже построит дом для себя и меня."

Пройдет много времени, прежде чем эта страшная рана заживет. "Мне все время кажется, что он здесь, только что вышел из комнаты или что я вот-вот услышу его голос по телефону", - рассказывает Катя. Она носит обручальное кольцо на цепочке вокруг шеи, и у нее есть Даша, которая так похожа на Сергея.

Елена, Катина мать, живет сейчас вместе с ними, ухаживает за Дашей. Катя много тренируется, отрабатывает с Мариной Зуевой танец, посвященный друзьям Сергея и всем, кто его помнит. Хочется верить, что ее одиночная краьера будет не менее блестящей. Что впереди ее ждет много ярких программ (она хочет исполнить "Красавицу и чудовище", "Щелкунчик", "Золушку"). И с финансами тоже будет в порядке.

Единственное, чего уже никогда не будет, так это возврата к парному катанию. "Я не могу даже подумать, что чьи-то чужие руки будут обнимать меня, - говорит она. - Ведь с 11 лет я чувствовала только Сережины руки".

А танцевать она будет. "Сергей был сначала мужчиной, а уже потом танцором. А я всегда была сначала танцовщицей и потом женщиной, потом матерью. Я хотела бы, чтобы это было не так. Я оставляла все силы, всю энергию, все чувства там, на льду. Если я была несчастлива на льду я чувствовала себя несчастной дома. Я буду стараться изменить это, жить больше для Даши. Я слишком много отдавала льду".