Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
пресса

Источник: газета ?, ?.?.1993 г.
Автор: О.Тонкачеева

Вторая попытка

Последний раз я брала у них интервью пять лет назад в Новогорске. Накануне Олимпийских игр в Калгари. Логично, что, отправляясь в подмосковный центр олимпийской подготовки, на этот раз хотелось поговорить с экс— профи о предстоящим Лиллехаммере. Но, войдя в вестибюль, я увидела Катю Гордееву с дочкой на руках. Бабушка с дедушкой привезли годовалую Дашу родителям на несколько часов. Пообщаться между тренировками.
И получилось наше интервью совсем не лиллехаммерским. Обычным. Потому, что говорили мы, в общем— то, о банальных вещах. Трудно было сосредоточиться. Разговаривая, мы смотрели за Дашей, а она проявляла большой интерес ко всему окружающему: к родительским конькам, например, к чехлам от них, и особенно к моему блокноту с ручкой. Катя попробовала уложить ее спать. Но ничего не вышло…

КАТЯ

—  Я иногда думаю: это какой- то кошмар, –  вздыхает Катя. –  Нет, я не о Даше. О тренировках. Хотя самое трудное я, считай, уже преодолела -  заставила себя тренироваться так, как раньше, все равно - тяжело. Но отступать уже некуда.
Сколько знаю Катю -  она всегда удивляла серьезностью и собранностью. Силой воли. Не было случая, чтобы она куда-нибудь опоздала, о чем-то забыла. Режим, диета –  для многих наказание, а для нее их будто не существует. Ничего лишнего себе не позволит: будь то кусочек торта или лишний час отдыха.
Помню в ЦСКА друзья– фигуристы называли 14-летнюю Гордееву "бабой Катей". Это еще за хозяйственность и домовитость. Понадобятся на сборах нитка с иголкой или ножницы –  к Кате бегут. Она никогда ничего взять не забывала. Даже крем для обуви.
Слушаю ее, наблюдаю и замечаю про себя, что качеств своих она ничуть за эти годы не утратила. И на вопросы мои отвечает так же серьезно, основательно, как, впрочем, и все, что делает. Та же Катя, разве что женственности, мягкости прибавилось во всем ее облике.
— Кать, о доме своем расскажи, который во Флориде.
— Это коттедж такой небольшой. Мы его пока в кредит купили. Надоело все время жить в гостиницах и на квартирах. Вот мы и решили, что пока будем в заокеанских шоу выступать —  нужна своя крыша. Но купить- то мы его купили, переночевали и…уехали. Так он и стоит сиротливый…Мы еще и не осознали толком, что это наш собственный дом.
— Флориду-то почему выбрали?
— Брайан Орсер, канадский фигурист, пригласил нас погостить к своим родителям. А у них дом как раз во Флориде. Очень понравилось: зима… А там солнце, пальмы…
— После такой жизни к нашим "прелестям" тяжело, наверное, привыкать?
— Да мы и не отвыкали. В Москву-то часто приезжали. Я понимаю, о чем ты. Нет, мы из всего этого трагедии не делаем. И в Америке грязные улицы есть, и люди разные… Сейчас пока живем в однокомнатной квартире Сергея, которую он получил еще от ЦСКА.
— Извини за личный вопрос. Я слышала, что когда ты Дашу ждала - каталась аж до пятого месяца. Не было потом осложнений?
— Все нормально прошло. Дочка родилась в Нью– Джерси. Мы там снимали квартиру. Врачи очень внимательно ко мне отнеслись, да и Сергей рядом был все время. Его присутствие мне очень помогло. А то, что катались так долго, –  это, конечно, по молодости, беспечности. Второй раз я бы так не рискнула.
— Вы с Сергеем уже 12 лет катаетесь вместе. Три года женаты. Что ценишь в муже прежде всего?
— Доброту. Надежность…
— Рядом с ним чувствуешь себя, как за каменной стеной?
— Ну уж нет! Я –  часть этой стены.
— А что тебе в себе самой не нравится?
— Нерешительность. Я очень нерешительный человек. Десять раз передумаю, посоветуюсь со всеми, прежде чем решение принять. Даже по пустякам.

СЕРГЕЙ

Сергей Гриньков Кате –  полная противоположность. В свое время учителям, родителям и тренерам хлопот доставлял уйму. То, бывало, уроки забудет сделать, то прогуляет. И не от лени –  от легкого отношения к жизни вообще. Помню, ругают его –  он смеется. Хвалят –  тоже смеется. А сам начнет рассказывать —  все вокруг хохочут. Один раз вообще номер выкинул: явился на награждение без коньков и костюма. Забыл в гостинице. Хорошо еще время оставалось –  успели съездить. Все волновались, бегали, а ему хоть бы что. Будто он здесь и ни при чем. Беспечен и насмешлив.
Вот и сейчас о самых серьезных вещах говорит с ироничной улыбкой. Но от прежней беспечности не осталось и следа. Серьезней относится ко многим вещам –  сама жизнь затавила. Это и смерть отца, свадьба с Катей, рождение Даши и плюс ко всему вечно неунывающий Гриньков чуть не расстался с фигурным катанием.
— Травма?
— Заболело правое плечо. Оказалось –  врожденная аномалия. На одной из косточек сустава вырос шип, который перетирал мышцу. В Штатах сделали мне операцию: срезали его. В Москву приехали, а плечо не проходило. В ЦИТО ничего серьезного не нашли, кололи обезболивающее. Вернулись в США —  выяснилось, что омертвление тканей началось. Пришлось вторую операцию делать. К счастью, все обошлось.
— Сергей, как объяснишь: во всех интервью на вопросы, как правило, отвечает Катя.
— А ее больше спрашивают. Почему- то…
— Может, просто сторонишься журналистов?
— Да нет. Хотя, иногда думаю, зачем они с нами беседуют, если все равно напишут так, как нужно им. Например, сейчас в западной прессе написали, что Катя повторила подвиг Родниной, выйдя на лед, став молодой матерью. Все правильно, только никакого подвига нет. Мы себе такую задачу не ставили. Просто теперь появилась Даша, и это здорово.

ПОЧЕМУ МЫ ВЕРНУЛИСЬ

Катя: —  Я после родов такой прилив сил почувствовала! Новый смысл появился, что ли? Однажды в Канаде сидели мы дома у Марины Зуевой, тренера нашего и хореографа (она по контракту там работает), смотрели по видео программы старые свои, чужие… И так вдруг захотелось опять все это пережить. Разговоры сейчас о деньгах кругом ведутся. Мол, профи себе цену набивают, но как объяснить: мы соскучились просто.
— А профессиональная жизнь ваша разве скучная была? Бедна событиями, впечатлениями?
— В профи –  спокойнее. Гораздо спокойнее жизнь. Там, конечно, свои прелести. Тренируйся сколько хочешь, нагрузки не такие тяжелые, сам себе хозяин. Но 50-60 шоу за год, в которых катаешь одни и те же номера… Надоедает быстро. Плюс разъезды постоянные.
— Родители-то как к вашему возвращению отнеслись?
— Они в нашу жизнь вообще не вмешиваются. Не отговаривали во всяком случае. А папа, по-моему, очень рад. Он всегда говорил, что мы слишком рано закончили выступать.
— Своим возвращением вы так или иначе перешли кому-то дорогу, спутали карты…
— Я думала об этом. Еще в самом начале. Да и сейчас разные мнения на этот счет слышим постоянно. Конкретно по отношению к себе недоброжелательности пока не чувствуем. Я боялась другого: вдруг засудят? Ведь ничего не стоит засудить, но на "Скейт Кэнеди" этого не произошло. Поэтому, думаю, раз уж допустили нас –  пусть победит сильнейший, а молодых наше участие только подстегнет.

ОЛИМПИАДА. ЧТО ДАЛЬШЕ?

Сергей: —  Опять вернемся в профи и будем кататься до упора. Сколько хватит сил. А что потом? Не знаю. Не думаем пока. Зачем портить себе настроение…
— Если вы выиграете –  цена ваша возрастет. А если проиграете?
— Не думаю, что она станет меньше, чем сейчас.
— Жить, соответственно, будете опять за океаном?
— Постоянно жить в Штатах мы не собираемя. Не сможем. Мы здесь выросли, и для нас родина, патриотизм –  не просто слова. Катя уже через месяц по маме скучает… Но, поездив по миру, я понял, что заработать на нормальную жизнь можно только там. Причем не тренерской деятельностью, а именно катанием, выступлениями в шоу.
— А что в твоем представлении нормальная жизнь?
— ..В двух словах и не скажешь. Наверное, это жизнь в удовольствие. И работа в том числе. Захотим, например, отпуск на Гавайях провести –  поедем…
— Вы, наверное, привыкли к роскоши?
Катя: —  Да мы к ней и не стремимся. Приятно, когда тебя окружают красивые вещи, но это не самоцель. Я вижу, как покупают американские фигуристки –  профи дорогие шубы, кольца с бриллиантами… Для них это престижно, а я так не могу. Мне это не нужно. Мы сейчас думаем, прежде всего, о воспитании, образовании дочери. Этим и живем.