Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
пресса

Источник: книга "На пути к вершине", изд.«Просвещение», 1991 г. (главы о Е.Гордеевой и С.Гринькове)
Авторы: С.Дадыгин и А.Чуркин

С.Дадыгин, А.Чуркин "На пути к вершине" (избранные главы)

Нам захотелось с ней встретиться сразу, как только увидели ее на экране. Такая маленькая, совсем воробушек, а уже чемпионка. Нам хотелось спросить ее, откуда в ней такая смелость, решимость. Спросить, боится ли она хоть чего-нибудь.

Ей не было тогда и пятнадцати, ее партнеру исполнилось девятнадцать. До чемпионата мира их знали лишь единицы. Когда чемпионат закончился, их готовы были носить на руках - все, кто любит фигурное катание.

Улыбку Катюши запечатлели многие издания мира. Ее назвали "маленьким русским чудом, олицетворяющим красоту спорта".
Наша первая встреча с Катей Гордеевой состоялась весной 1986 года.

- Ты верила, что будешь первой?
- Конечно. Я всегда верю в победу. Только вы неправильно поставили вопрос. Выиграла не я, а мы - вместе с Сережей.

Сергея Гринькова в тот момент не было рядом с нами. И мы сознательно задали вопрос именно в той форме, в какой он прозвучал. Дело в том, что в фигурном катании партнерша всегда считалась лицом дуэта. Большинство журналистов, особенно зарубежных, рассказывая о победе нашей пары, писали в основном о ней, Кате. Находили для нее массу всевозможных эпитетов. Имя Гринькова упоминалось лишь вскользь. После такой прессы Катя вполне могла бы возгордиться. И вдруг: "Выиграла не я, а мы".

Гораздо позже, после Олимпиады в Калгари, поинтересовались у Сергея, кого он сам считает лидером дуэта.

- Я как-то не задумывался. Катя собраннее меня, - размышлял он вслух, - у нее повышенное чувство ответственности. Если какой-то элемент не получается - не уйдет со льда, пока не сделает. И мне не дает уйти. Наверное, она лидер.
- И вы никогда с ней не ссоритесь?
- Можете не верить, но это так. Мелкие недоразумения, конечно, не в счет.

Елена Львовна Гордеева, мама Кати, рассказала такой случай. Когда Сережа и Катя только-только начинали кататься вместе, Елена Львовна взяла с Сережи слово, что он никогда не уронит ее дочь. Сделает все, чтобы Катя не получила травму. Но в фигурном катании столько сложных элементов, что падения на лед практически неизбежны. Мама Кати понимала, что она требует от Сергея почти невозможного. Но она - мама, и этим все сказано, Сергей дал слово. И был верен ему до ноября 1987 года.

В ноябре случилось непоправимое. Во время исполнения поддержки Катя неожиданно упала и ударилась головой о лед. Сотрясение мозга. Ее тут же отвезли в больницу. Сергей стал мрачнее тучи. Что творилось у него на душе, знает, наверное, только он сам. Не удержал, не успел подстраховать. Не было никакой гарантии, что в этой ситуации кто-то другой на его месте сумел бы это сделать. Но он обещал - и не сделал.

Каждый день приходил к Кате в больницу. Каждый день дарил ей цветы. И молил судьбу, чтобы все обошлось. Через два с половиной месяца начиналась Олимпиада в Калгари. Катя наставляла партнера: "Ты все равно тренируйся, хорошо?" А он не мог думать о Калгари, потому что думал о ней, Кате. Тренировался, но скорее так, для проформы. А может, потому, что она просила?

Судьба, к счастью, оказалась милосердной. Спустя две недели они уже тренировались вдвоем. И мы снова, как при первой нашей встрече, спросили у Кати:
- Неужели тебе не страшно? Неужели, исполняя головокружительные прыжки, ты не боишься снова упасть?

- Боюсь, - призналась она теперь. - Наверное, все фигуристы испытывают подобный страх. Важно побороть его в момент прыжка. Когда рядом Сережа, я почти спокойна. Есть надежда, что он подстрахует... Виноват ли он в моей травме? Думаю, что нет.

Упрекать друг друга - не в их правилах. Быть может, именно в этом залог их блистательных успехов? Знаем немало спортивных пар, где партнеры могут в сердцах наговорить такое, что потом часами не разговаривают друг с другом. Они сильны, способны побеждать, но на верхние ступеньки пьедестала, увы, не поднимаются. Потому что в их маленькой (всего из двух человек) команде не хватает главного - взаимопонимания. У Кати и Сережи совсем другая команда.

Впрочем, мы забыли о тренере. Который "открыл" их, нашел в них то, что специалисты называют изюминкой. Довел до уровня сборной страны. И которого отстранили от работы с этой парой только потому, что он, Станислав Леонович, был слишком молодым тренером. Катюшу и Сергея передали в руки другому наставнику - признанному асу фигурного катания - Станиславу Алексеевичу Жуку. Но прошло немного времени, и Сергей убедил Катюшу в том, что они должны вернуться к Леоновичу. Хотя у того, аса, наверняка ходили бы в чемпионах.

- Я с самого начала был против перехода, - объяснял Сережа. - А тут выяснилось, что наш маститый наставник может запросто солгать и даже оклеветать невинного человека. Мы часто видели его пьяным. Как тренер он, конечно, силен, но заниматься у человека, которого мы не уважаем... Зачем? Когда мы вернулись к Леоновичу, атмосфера на тренировках стала намного чище. Мы словно глотнули свежего воздуха.

Такого смелого шага от юной пары не ждали. Бросить вызов авторитету, отказаться от его покровительства - на это способны не все. Но Сергей и Катя не побоялись. Они выиграли борьбу за тренера, которому верили, с которым хотели штурмовать новые вершины.
В 1988 году им троим - Катюше, Сереже и Станиславу Леоновичу покорилась главная вершина. Олимпийская. Несмотря на травму Кати. Несмотря на молодость и неопытность тренера. Несмотря ни на что. Их команда оказалась сильнейшей в мире.

"БАЛЕРИНОЙ БЫТЬ НЕ ХОЧУ"

Зима. Раннее утро. На дворе мороз.
- Кать, может, не пойдем, - говорит сквозь сон мама. - Куда ты в такую рань? Да и холод какой.
- Ты спи, мама, я пойду сама, - отвечала Катя и быстро одевалась. Маме (как тут уснешь?) приходилось вставать и везти шестилетнюю дочь на каток ЦСКА. На тренировку. Уже тогда Елена Львовна Гордеева поражалась удивительной настойчивости своей Катюши.

Мама мечтала видеть ее балериной. Одно время казалось, что мечта сбудется. Хореографическое училище при Большом театре проводило набор в детскую группу, и Катюша, умница, согласилась участвовать в конкурсе. Прошла четыре тура отбора. Оставался последний, пятый.

Вместе с Катюшей сдавала экзамены и ее подруга Оксана Коваль. Такая же маленькая и хрупкая. Подруги, конечно, переживали друг за друга и в то же время - соревновались. Катюша ни в чем не хотела отставать. Она и на конкурс пришла только потому, что там была Оксана. Елена Львовна узнала об этом накануне последнего экзамена.

- Мама, я никуда не пойду, - твердо сказала Катя. - Не хочу быть балериной. Мне нравится фигурное катание.
Мама пробовала ее уговаривать, доказывала, что так нельзя, что у нее прекрасные данные для балета, - нет, спорить было бесполезно.
- Для чего ты сдавала экзамены? - не выдержала мать.
- Мне было интересно. Оксана тоже сдавала.
- Как, и она сегодня не пойдет?
- Пойдет.

Оксана и Катя учились тогда в третьем классе. Уже несколько лет занимались в секции фигурного катания. Катюша успела "прикипеть" к нему душой. Ей нравился голубой лед, залитый светом прожекторов. Ей нравилось кружиться по льду под музыку. И делать все так, чтобы тренер непременно сказал: "Молодец, Катя, хорошо". Ей никуда не хотелось уходить.

А для Оксаны фигурное катание было лишь легким увлечением. И она была очень довольна, когда ее приняли в хореографическое училище.
Владимир Викторович Захаров, тренер юных фигуристов, внимательно следил за событиями и в конце концов облегченно вздохнул: одна из учениц все-таки осталась. Как потом выяснилось, на свое счастье

Елена Львовна сегодня любит вспоминать, как ее дочь... отказывалась записываться в секцию. Да-да, не хотела! В тот теплый летний день маленькая Катюша хотела ехать на дачу, и ничего больше! Насилу убедили, что ей будет интересно. А во Дворце спорта ЦСКА - столпотворение! Народу так много, что трудно дышать. Мама Кати сама пожалела, что не поехала на дачу. Но дочка не капризничала; в ней, видимо, проснулся спортивный азарт (вон сколько желающих), и она сумела "показаться" тренеру. Катюше не было тогда и пяти лет.

Ребята, мечтающие стать фигуристами, должны знать: при наборе в секцию тренер не смотрит, умеете вы кататься на коньках или нет. Для него главное - определить ваши способности в хореографии. Какой у вас слух, умеете ли вы улавливать ритм музыки? Научить ребенка кататься на коньках, считает тренер, не так уж сложно. Научить его понимать музыку - гораздо труднее.

Однако те из вас, кто решил прийти в фигурное катание с опозданием (не в шесть, а, скажем, в девять лет), уже должны уметь кататься на коньках. Иначе вам будет трудно догнать остальных ребят из группы.

Но вернемся к Кате Гордеевой. Когда она впервые встала на коньки, то, конечно, упала. Она хватала маму за руку и просила: "Держи, а то упаду". Мама держала, хотя и понимала, что так кататься не научишься. Катя все-таки набралась смелости - и поехала. Это была ее первая победа над собой.

Когда Катюша пошла в первый класс, она еще не знала, что в той же самой школе № 704 учится ее будущий партнер Сережа Гриньков. Он ходил уже в пятый класс и считал себя почти взрослым. Возможно, Сережа и Катя даже встречались на переменках. Но они этого уже не помнят.
Их знакомство состоялось через три года, в 81-м.

Вообще-то Сережа рассчитывал быть одиночником. Выступать в паре с девчонкой - да с какой стати?! Но Галина Борисовна Титова, которая тренировала его до восьмого класса, почему-то решила, что именно в парном катании он добьется успехов.

- У вашего сына все для этого есть, - уверяла она маму Сережи Анну Филипповну. - Ему бы только силенок набраться.
- Значит, для одиночника он не годится? - осторожно спросила Анна Филипповна.
- Не в этом дело, - ответила тренер. - Я просто чувствую, что он создан для пары. И добавила:
- Когда-нибудь вы мне еще "спасибо" скажете. Если послушаете.

У Галины Борисовны был прекрасный дар предвидения. Она любила Сережу и хотела работать с ним дальше. Но спортивные пары занимались у другого тренера. Значит, ради будущего предстояло расстаться.

Когда об этом узнал Сережа, то чуть не заплакал. Он очень привязался к своему тренеру. И даже не мог представить, что будет заниматься у кого-то другого. Галина Борисовна удивительно точно угадывала его настроение. Она никогда не обижала его, а если и ругала, то делала это так, что хотелось сразу исправиться. Сережа думал тогда, что лучше тренера не бывает.

В это самое время ему уже подбирали партнершу. Остановились на двух кандидатурах: Катя Гордеева и Оксана Коваль. Вот почему тренер Захаров так переживал, что обе девочки сдают экзамены в училище Большого театра. Любопытный факт. Когда Сереже было десять лет, мама уговаривала его поступать... туда же. Но Сережа, как и Катюша, на уговоры не поддался. Он сразу сказал маме, что Большой театр его не интересует.

Итак, восьмиклассник Сергей Гриньков и четвероклассница Катя Гордеева на первой тренировке. У юноши недовольный вид, у крохотной девочки - растерянные глаза. Оба не знают, как себя вести, и оттого еще больше смущаются. Тренер представляет их друг другу. Сережа смотрит сверху вниз на Катю и думает: "Интересно, почему же она такая маленькая?"

Кстати, в парном катании чем легче партнерша, тем лучше. Ей самой проще выполнять различные элементы, да и партнеру удобнее. Попробуйте красиво и точно исполнить поддержку, если фигуристка весит четыре пуда, да еще и рост у нее высокий. Не получится. Так что Сереже Гринькову с партнершей, можно сказать, повезло.
А он расстроился. Пришел домой хмурый и с порога бросил:

"Не хочу я быть "парником"!"

К тренировкам как-то охладел, перестал выкладываться. Нередко опаздывал. Встал даже вопрос об отчислении Гринькова из секции.

- Я не терплю лентяев, - сказал ему тренер. - Из таких, как ты, чемпионы не вырастают.

Обидно было это слышать. Неприятно. И тут вмешалась Катя. "Если вы прогоните Сережу, я тогда тоже уйду", - заявила она. Пожалуй, слово "заявила" здесь не подходит: эту фразу Катя произнесла очень тихо. Но она удивила не только тренера, но и самого Сергея. Он, кажется, впервые по-настоящему вгляделся в партнершу и задумался: ведь из-за него может пострадать Катюша.

После того случая Сережа стал как-то бережнее относиться к партнерше. И серьезнее к тренировкам. "В конце концов, - подумал он, - парное катание - это даже красиво. И зрителям оно нравится".

ЧТО ТАМ, В АТТЕСТАТЕ ЗРЕЛОСТИ?

Школа, где учились Катя и Сережа, не совсем обычная. В ней создано одиннадцать спортивных классов. Занимаются в них юные хоккеисты, пловцы, фигуристы, гимнасты, борцы - всех и не перечислишь. Уроки здесь проходят по особому расписанию. Бывает так, что ученики приходят в школу не рано утром, а, скажем, в половине двенадцатого. Потому что у многих спортсменов с утра - тренировки. После занятий в школе остается лишь немного времени, чтобы отдохнуть, и снова - в спортзал или на стадион. Домой ребята возвращаются поздно, еле-еле успевают сделать уроки.

В вестибюле 704-й школы на стенде "К вершинам мастерства"до сих пор висит фотография Гордеевой и Гринькова, а рядом - перечисление их спортивных титулов: 1986 год - чемпионы мира; 1987 год - чемпионы мира; 1988 год - чемпионы Европы и Олимпийских игр. И все это в то время, когда Катя еще была школьницей. Уникальное достижение! Однако в 704-й школе учились и другие знаменитости. Например, двукратные чемпионы мира по фигурному катанию Марина Черкасова и Сергей Шахрай. Эта пара была чем-то похожа на Гордееву и Гринькова. Марина - такая же маленькая и шустрая. Сергей - высокий, стройный, как его тезка. К сожалению, Черкасова и Шахрай рано ушли из большого спорта. Так и не раскрыли до конца свой талант. И в этой же школе в старших классах учился трехкратный олимпийский чемпион по спортивной гимнастике Дмитрий Билозерчев (о, нем тоже рассказывается в книге). Кстати, Сережа и Дима давно дружат. Оба любят пошутить, и когда собираются вместе, в доме непременно царит веселье.

Улыбка с лица Сергея почти не сходит. Даже на тренировках, когда, казалось бы, нужно полностью сосредоточиться, Гриньков улыбается. Тренеры часто злились, считали это недопустимым. И никак не хотели понять, что улыбка Сергея - не ирония. Она от, доброты его, от светлого взгляда на мир.

Пожалуй, быстрее других нашла к нему ключик Марина Олеговна Зуева, хореограф. Когда-то она тоже выступала в парном катании. И не без успеха: занимала призовые места на всесоюзных соревнованиях. За плечами у Марины Олеговны музыкальная школа, Государственный институт театрального искусства (ГИТИС), а также институт физкультуры. Почти все программы, которые вы видели в исполнении Гордеевой и Гринькова, поставила она, Зуева. Ее роль в достижениях дуэта ничуть не меньше, чем роль тренера. У Марины Олеговны очень доброе сердце. Она простит любую оплошность, любую ошибку. Но уж если о чем-то попросит - отказать ей трудно. Сережа, который не умел раньше работать через "не могу", на просьбы Зуевой реагировал мгновенно. Потому что видел: она работает за двоих.

Чтобы ребята поняли замысел новой программы, Марина Олеговна приглашала их в Большой театр. По ходу спектакля она комментировала те или иные фрагменты и говорила: "А вы должны сделать это на льду, и гораздо лучше". Фигуристы и хореограф ходили вместе и на музыкальные фильмы. После таких просмотров Катя и Сережа с удовольствием отмечали, что музыка становится им ближе и понятнее. Несколько лет спустя они уже сами начнут подбирать мелодии для своих программ.

Читателей наверняка интересует вопрос: а как учились в школе знаменитые чемпионы? Предоставим слово директору московской школы № 704 Татьяне Ниловне Воробьевой:

- Катя училась у меня с первого класса. Я называла ее про себя матрешкой: красивая, скромная девочка, и очень исполнительная. Что ей скажут, то и делала. Когда начались усиленные тренировки, я думала, что учебу она запустит. Все-таки многовремени проводила на сборах, на соревнованиях, в школе не убывала по месяцам. Но приезжала и изо всех сил старалась наверстать упущенное. Почти всегда ей это удавалось.

Для ребят, которые обучаются в спортивных классах, существует система зачетов. Если они уезжают - на соревнования, им дается домашнее задание. Приехал - отчитайся, как ты его выполнил. Скажу честно, - продолжает Татьяна Ниловна, - многие ребята даже не заглядывают в учебники. А Катюша сама искала учителя, чтобы вовремя сдать зачет. Такой уж она человек: лучше часок недоспит, а дело сделает. В аттестате зрелости у Катюши - только четверки и пятерки.
- А у Сережи?
- Я не вела у него уроки, но знаю, что его успехи поскромнее. Тройки были, и довольно часто.

Тем не менее Гриньков, как и Гордеева, поступил в Государственный ордена Ленина институт физической культуры (ГЦОЛИФК). Правда, вступительные экзамены дались ему намного труднее, чем Кате. Но испытание он все-таки выдержал. Мы нарочно спросили у его мамы:

- Наверное, преподаватели пошли ему навстречу? Все-таки личность известная.
- Когда Сережа поступал, - ответила Анна Филипповна, - он еще не был чемпионом мира. Многие преподаватели о нем и не слышали. На экзаменах я не была, но видела, как Сережа готовился. Уверена, мой сын стал студентом без всякого блата.

Если Сергей сразу выбрал себе институт, то Катюша долгое время колебалась. По примеру Марины Олеговны, она хотела учиться в ГИТИСе. Но в театральном институте требования очень жесткие. Присутствие студента на занятиях практически обязательно. Хореография - наука сложная. Самостоятельно ее не осилишь. Катя понимала: тренировки, соревнования и сборы не дадут ей возможности стать настоящим специалистом. И мечту о ГИТИСе она отложила на будущее.
А институт физкультуры? Разве там не надо учиться как следует? Конечно, надо. Но в физкультурном вузе спортсменам учиться полегче. Многое они уже знают из собственного опыта. Вот почему на пропуски занятий (из-за тех же соревнований) там смотрят более снисходительно.

Любой спортсмен, каких бы высот он ни достиг, должен помнить: образование, общая культура ему необходимы. Спортсменам приходится выступать на пресс-конференциях, отвечать на многочисленные вопросы журналистов. И не только о спорте, темы могут быть самые разные. Когда известный атлет, давая интервью по телевидению, не может связать двух слов, становится как-то не по себе. Восхищение этим атлетом сразу проходит. Остаются недоумение и досада.

Человек, который прекрасно бегает или лучше других смотрится на льду, еще не личность. Ценится гармоничное, а не однобокое развитие.

Катя Гордеева, при всей своей занятости, много читает (в сумке у нее всегда лежит какая-то книга). Она научилась вязать, вкусно готовить. Как-то под Новый год Катя испекла многослойный торт, похожий на фонтан. И угостила им других фигуристов - членов сборной СССР. Когда торт съели, один из спортсменов сказал:

- Надо же, как научились делать. Ничего подобного еще не пробовал.

Катя промолчала, не стала говорить, что это она испекла торт, но подруги по команде ее "выдали":

- А повар-то - наша Катя. Вот кого надо хвалить. Изумленный фигурист подумал, что его разыгрывают... Катюша, которая так любит готовить торты и пирожные, сама их не ест; фигуристке нельзя поправляться. Отказывать себе в чем-либо - это так трудно. Но кто не умеет себе отказывать, больших высот никогда не добьется.

ПОЛЕТ К СЛАВЕ

Катя Гордеева и Сергей Гриньков ворвались в элиту мирового спорта как вихрь. Сколько удивления и неподдельного восторга вызвало их выступление на чемпионате страны 1985 года. Для них это был первый взрослый чемпионат. Зрители с юной парой были совершенно незнакомы. И вдруг на льду рождается маленький шедевр. Все шесть обязательных элементов исполнены четко, слаженно, красиво. "Где же ошибки, ведь это дебютанты?!" - недоуменно смотрят друг на друга судьи. Они вынуждены признать, что ошибок по существу не было. Только олимпийские чемпионы 1984 года Елена Валова и Олег Васильев обошли тогда в обязательной программе дебютантов. Все остальные дуэты им проиграли.

Через день спортивные пары соревновались в произвольной программе. И снова Гордеева и Гриньков заставляют удивляться. Но один досадный сбой дает повод строгим арбитрам значительно снизить им оценки. По сумме двух видов Катя и Сережа - четвертые.

Если бы до начала чемпионата им предсказали такое высокое место, они наверняка бы на него согласились. Но сейчас им хотелось плакать. Медали и путевка на чемпионат Европы буквально уплыли из рук. Ведь на европейское первенство едут только призеры.

А тренерский совет Федерации фигурного катания СССР пребывал в нерешительности. Молодая пара явно понравилась специалистам. У нее, несомненно, большие перспективы. И Федерация неожиданно для многих большинством голосов постановила: третьим номером на европейский чемпионат поедут Гордеева и Гриньков.

Катя и Сережа сначала не поверили. А потом... испугались. Это же сборная СССР! А вдруг подведем. Но доверие тренеров они оправдали с лихвой. На первенстве Европы после обязательной программы Гордеева и Гриньков - снова вторые. Но на этот раз и произвольную они откатали отлично. И родилась громкая сенсация: дебютанты чемпионата стали серебряными призерами.

Тот успех комментировали по-разному. Одни восхищались, другие говорили, что это случайность. Все разговоры о "везении" умолкли чуть позже. Когда в американском городе Цинциннати состоялся очередной чемпионат мира.

Гордеева и Гриньков сменили "серебро" на "золото". Обыграли всех, в том числе Валову и Васильева. Опять случайность? Нет, так не бывает. Победить в турнире, где собрались все сильнейшие фигуристы мира, победить с первого захода - такое под силу только талантливым спортсменам. Везение тут ни при чем.
Тот год они прожили словно в сказке. На них обрушилась внезапно слава. Их стали узнавать на улице и просить автографы. Катя очень смущалась, Сергей пожимал плечами и, будто извиняясь, говорил: "Мы ничего такого не сделали..." А родители Кати и Сережи, радуясь их стремительному взлету, больше всего боялись, как бы их дети не зазнались. Не возомнили из себя суперменов.

К счастью, этого не случилось.

ЗЛОПОЛУЧНАЯ ШТРИПКА

Для родителей разлука с детьми - это всегда сплошные переживания. "Как они там без нас?" - задают себе вопрос папы и мамы, расставаясь, пусть ненадолго, с сыном или дочерью. И с нетерпением ждут их возвращения из пионерского лагеря, со школьной экскурсии в соседний город, волнуются, когда сын или дочь задерживаются, порой не находя себе места.

Елена Львовна Гордеева ждала свою Катю из Югославии, из Сараева. Это не соседний город, и ездила туда Катя не на экскурсию. Там в 1987 году проходил очередной чемпионат Европы. Обязательную программу Катюша и Сергей откатали здорово, шли на первом месте. Казалось, что они вновь завоюют золотые медали чемпионов. Соревнования в произвольной программе закончились поздно ночью по московскому времени. Телевидение показало их в записи на следующий день. Но самые нетерпеливые болельщики узнали результаты еще утром, по радио. И были ошеломлены. Бесстрастный голос диктора сообщал:

- Чемпионами Европы в парном катании стали ленинградцы Лариса Селезнева и Олег Макаров. Второе место занял другой советский дуэт - Елена Валова - Олег Васильев, третье - пара из ГДР Карин Каниц - Том Шрётер.

О Гордеевой и Гринькове - ни слова.

Елена Львовна, сидевшая в тот момент у радиоприемника, не знала, что и думать. Внутри все похолодело, в голову полезли самые страшные мысли. Явно что-то случилось. Заболели? Тяжелая травма на тренировке? А может?.. Нет, не могли они опуститься на четвертое место! Об этом наверняка бы сказали. Значит, не выступали. Но почему???

А произошло тогда редчайшее событие. Во время исполнения произвольной программы на брюках у Сергея развязалась штрипка; По правилам соревнований, в таких случаях спортсмены должны прекратить выступление. И привести в порядок свою спортивную форму. Но Сережа и Катя ничего не заметили. Они только обнаружили, что перестала играть музыка. (Это был знак спортсменам остановиться.) Им бы и последовать голосу разума, оглядеться вокруг (многие судьи встали со своих мест и махали руками), но... Гордеева и Гриньков продолжали выступать. Без музыки! Демонстрируя отточенную технику, покоряя публику своим мастерством. Они довели программу до конца, не подозревая, что сделали это совершенно напрасно.

Арбитры не стали оценивать их выступление. Предложили выйти на лед еще раз, когда закончат соревнование все остальные участники. Однако передышка у наших фигуристов получилась слишком короткой; чуть больше десяти минут. Восстановить силы Сережа и Катя не успели. После совещания с тренерами было принято решение: никаких выступлений больше не будет. Здоровье спортсменов дороже любых медалей. Даже золотых.

Вот так неожиданно завершилось для чемпионов мира европейское первенство. Случай в Сараеве подтвердил старую истину: в большом спорте мелочей не бывает. Злополучная штрипка свела на нет месяцы упорных тренировок. С тех пор Катя и Сережа досконально проверяют свои костюмы перед каждым выступлением. Позже их неоднократно спрашивали:

- Почему вы не остановились? Вы же слышали, что музыку отключили...
- Да, слышали, - отвечали Гордеева и Гриньков. - Но мы думали, что это неполадки с техникой. Такое в истории фигурного катания уже было. Знаменитые олимпийские чемпионы Ирина Роднина и Александр Зайцев однажды тоже оказались в подобной ситуации. И как ни в чем не бывало, продолжали выступление. Тогда судьи поступили иначе. Они поставили нашему дуэту почти максимальные оценки - 5, 9. Мы не думали, что нас заставят выходить на лед заново.

Возникает вопрос: правильно ли поступили арбитры на чемпионате Европы в Сараеве? Увы, да. Дело в том, что за это время в правилах произошли изменения. Если по какой-то причине перестает играть музыка, значит, фигуристы обязаны прекратить выступление. Странно, что ни Катя, ни Сергей, ни их тренер Станислав Леонович об этих изменениях ничего не знали...

ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ?

Почти каждый день они получают письма. От совсем незнакомых людей. Им предлагают дружбу, с ними непременно хотят переписываться. Особенно достается Кате. Не зная точного адреса, поклонники иногда поступали просто: "Москва, ЦСКА. Фигуристке Кате Гордеевой". Представьте, и такие письма попадают к ней в руки. Но что с ними делать? Если отвечать всем подряд, не хватит времени не только на тренировки, но и на сон. Оставить без ответа? Еще подумают, что зазналась. Катя обратилась с просьбой на Центральное телевидение. Когда у нее брали очередное интервью, она сказала:

- Нам с Сережей очень приятно, что у нас столько болельщиков. Мы получаем письма со всей страны. Мы рады этому, но, знаете, чувствуем себя неловко. Потому что многие люди так и не получают от нас ответа. Я хочу принести им извинения. И прошу их не обижаться. Писем приходит слишком много, а нас только двое.

Кто видел это интервью по телевидению, наверняка оценил искренность Катюши и ее уважение к болельщикам.

Письма совсем незнакомых людей. Короткие и длинные. Одни прочитываются быстро, разом, другие хочется перечитать вновь. "Когда бывает трудно, когда стискиваешь зубы, чтобы не заплакать, - теплое, доброе слово незнакомого человека придает новые силы. Ты вдруг понимаешь, что нужна людям. Что тебя ждут. За тебя болеют".

Так говорила нам Катя, вспоминая печальные дни, наступившие в послеолимпийском сезоне. Накануне международного турнира на приз газеты "Московские новости" стало ясно, что выступать она не сможет. Запретили врачи: обострилась старая травма. Тогда еще Катя не знала, что придется пропустить почти весь сезон. Снова, как и год назад перед Олимпиадой в Калгари, Сергей Гриньков приходил на тренировки один. Приходил с мыслью, что тренируется, быть может, совершенно напрасно. Когда такие мысли брали верх, Сергей в отчаянии бродил по улицам, злился на всех и вся - и пропускал занятия.

- Сынок, нельзя так, - говорила Анна Филипповна. - Все образуется, Катя будет выступать.

Сына утешала, а сама слышала такие разговоры: мол, Гордеева из фигурного катания уходит, решила все-таки стать балериной. Как появился такой слух, никто не знает, но он был и не давал покоя.

Не все слухи, к счастью, подтверждаются. Катя не думала о балете. Она приближала, как могла, день своего возвращения на лед. Чемпионат СССР, первенство Европы - все уже осталось позади. Но впереди - чемпионат мира, и вот на этом турнире, самом главном в сезоне-89, они выступят обязательно. Катя решила это твердо.
За считанные недели до мирового первенства Катюша и Сергей возобновили тренировки. И вдруг почувствовали, как соскучились они по льду, по этим милым тодесам, "ласточкам" и вращениям. Желание вернуть упущенное было огромным. Им так хотелось соревноваться...

На финише сезона поклонники фигурного катания снова увидели своих кумиров. И не жалели ладоней, чтобы выразить им восхищение. Победа Гордеевой и Гринькова была безоговорочной. С ними пытались бороться, и боролись отчаянно, но ничего не вышло. Сергей и Катюша подтвердили свой класс. В 1990 году они по-прежнему были первыми. На чемпионате Европы, на мировом первенстве в Галифаксе (Канада), на Играх доброй воли в Сиэтле (США). И вдруг спортивный мир узнал новость, которая буквально поразила всех: Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков уходят из спорта. Становятся солистами театра на льду под названием "Все звезды".

- Это правда? - спросили мы у папы Кати Гордеевой Александра Алексеевича.
- Да, правда. Честно говоря, я и сам не думал, что все произойдет так быстро. Считал, что Катя и Сергей сначала выступят на Олимпиаде в Альбервилле и только потом, в 1992 году, уйдут в профессионалы. Но они решили иначе. Приняли приглашение заслуженного тренера СССР Татьяны Тарасовой, которая руководит театром "Все звезды".

Татьяна Анатольевна свое приглашение объяснила так:
- Гордеевой и Гринькову необходимо - совершенствоваться.

В любительском спорте они добились всего, чего хотели. Я предложила им попробовать себя в искусстве. Это трудно, но интересно. Работа с ними доставляет мне удовольствие. Думаю, им со мной - тоже.

Спортсмену непросто перевоплощаться в артиста. Чтобы постичь тайны театрального искусства, требуется время. Но недаром о Катюше говорили, что это самая прилежная ученица. Ученица, которая в любом деле желает быть в числе первых. Как, впрочем, и ее партнер. Новые солисты ледового театра покорили публику на гастролях в Ленинграде, где им устроили настоящую овацию. А потом были гастроли по Америке и Англии. И крики "Браво", "Бис", цветы и... слезы. Их украдкой смахивала Катя, чуть не плача от счастья.

Счастье... Сколько оно еще продлится?

© С.Дадыгин, А.Чуркин "На пути к вершине", изд."Просвещение", 1991 г.