Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
пресса

Источник: газета "Советский спорт", 20.02.88 г.
Автор: А. ШЕЛУХИН

Мерцающий телеэкран словно чуточку посветлел, когда оператор крупным планом показал синеглазую Катю Гордееву. И невольно поразило выражение ее лица - гордое и в чем-то беззащитное.

- Лапочка ты моя, да она же сейчас заплачет! - восклицает ее мама Елена Львовна. - Я же знаю, если покусывает губы, значит, сдерживает слезы.

- И хорошо, что слезы!- отвечает мама Сергея Гринькова - Анна Филипповна. - Они - от души. Такая победа, такое счастье!

Смотрю вопросительно на отца Катюши - человек эмоциональный, порывистый, он в такой ситуации, конечно, не промолчит.

- С ней такое редко бывает, - говорит Александр Алексеевич Гордеев. - Катя не привыкла к слезам. Ее переживаний за эти пять лет хватило бы на троих, но она никому не расскажет о своих мечтах, разочарованиях. Был единственный случай в январе, когда мы вдвоем ехали с ней в Новогорск, Катя вдруг не выдержала и сквозь слезы сказала: "Папа, если бы ты знал, как мало мы сейчас тренируемся! Разве так можно? Ведь впереди Олимпийские игры!". Я утешал ее, объяснял, что после травмы в декабре нельзя повышать нагрузки слишком резко. А она не соглашалась: "Так нельзя все равно!". Я ее не убедил...

Декабрьская травма действительно напугала всех: падение на лед с трехметровой высоты, с поддержки, не забывается. Прямо с катка Катюшу доставили в больницу. Сергей Гриньков в белом халате, сам - белее полотна, не спускал глаз с партнерши.Когда решили ее положить с носилок на каталку, он тут же заявил: "Дайте я сам!". На следующее утро примчался с букетом роз.

- А на льду был сегодня? - спросила максималистка Катя.

- Да, откатался один, вечером снова поеду.

Все десять дней, что отлежала Катя в палате, Сергей приезжал с цветами и говорил, что только он виноват в случившемся. Лечение прошло успешно. Катя, вернувшись на лед, ни разу не вспомнила о падении - не осталось даже страха перед высотой.
А через неделю встречали новый, 1988 год. Гостей было много, каждый прятал свой подарок в большой мешок под елку. Катя всех предупреждала: "В этом мешке и для вас сюрпризы!". Друзьям она вручила потом маленьких дракончиков, у каждого зверька была маска: у одного - веселая, у другого - скептическая, у третьего - унылая. Самого смешливого она подарила Сергею, на прощанье преподнесла и свое произведение - вышитый портрет Пьеро.

Раму она сама заказала на вернисаже в Битце. Тогда-то и выяснился маленький секрет. Еще полгода назад, во время поездки во Францию на спортивный праздник, восхищенные болельщики подарили Кате альбом французских вышивок, с той поры она каждый день трудилась над портретом Пьеро и закончила работу 31 декабря. Лицо Пьеро было похоже на девичье...
Смотрю на рабочий стол Кати Гордеевой. Скромная навесная лампа у стеллажа освещает стопку книг: Пушкин, Лермонтов, Блок, Ахматова, Межелайтис, Драйзер, Чехов, "Живопись древней Твери", "Русский музей". Видно, что интерес к поэзии, к живописи - не мимолетный, не в угоду моде, эти книги - ее союзники, они лечат и вдохновляют, помогают постичь мир таких разных композиторов, как Бизе, Шопен, Мендельсон.

Отец, Александр Гордеев, более двадцати лет танцевал в известном ансамбле песни и пляски Советской Армии, и вполне понятно, что больше, чем кто-либо, жил интересами дочери.

- Я не считаю себя большим педагогом, - признается он, - но кое-что полезное для Кати открыл: "Сделай сегодня чуточку больше, чем вчера, и это уже победа". "Любить танец мало, не потеряй образ, тогда тебя оценят". "Если будешь только работать на льду, ничего не получится, надо еще радоваться делу". Вроде ничего особенного в этих истинах нет, но Катя очень рано узнала о них. В семь лет впервые выступала в отборочных соревнованиях в своей школе, пришла домой и швырнула коньки в угол: "Я ни разу не упала, а мне дали третье место". Я ее не ругал, но убедил - третье место тоже даром не дается. Это помогло ей потом, когда десятки раз набивала синяки...

Ее дневники - кропотливейшие записи день за днем, и в каждой твердая ясная самооценка. Вот два характерных фрагмента:
"Московские новости". Откатали нормально короткую. Плохо сделала двойной флип, выезд был на зубцах. А на разминке флип вообще не получался. Плохо сделали вращения со сменой ног. Не видела партнера. Разобрать этот момент".
"Сараево. Чемпионат Европы. Начало произвольной было нормальным. На третьем элементе у Сергея расстегнулась штрипка, и перед исполнением тулупа главный судья дал свисток. прервал программу. Мы не остановились. Доехали до конца без музыки. Кауфман сделала неуверенно. Все исполняли медленно. Без музыки почему-то тяжелее катать. Очень устала. Второй раз не вышли на старт, остались без места. А зря!".

В этом бескомпромиссном подходе к своим ошибкам и была гарантия того, что пара не остановится в творческом росте.
Пожалуй, ни в одном другом виде спорта не обострена до предела психологическая ситуация, как в фигурном катании. Здесь нельзя показывать следы "черновой" работы , того, что вымучено, выстрадано. Зритель ждет зрелища. Киносъемки двадцатых годов, запечатлевшие фрагменты наивного катания олимпийских чемпионов - французов Брюне, убеждают, что даже эти программы подкупали своим изяществом. А спустя полвека парное катание переживает фантастический рост сложности - подкрути, прыжки в три оборота, и при этом мы все равно ждет утонченного зрелища. Именно изысканность, изящество стиля Гордеевой и Гринькова и подкупают на крупнейших турнирах.

Еще два года назад Гордеева и Гриньков начали исполнять подкрутку в четыре оборота.   Элемент "ультра-си", поражающий воображение. Здесь скорость вращения партнерши так высока, что на последнем обороте Сергея каждый раз касался рукой лезвия ее конька. В конце концов конек оставлял глубокий надрез на пальце. Типичная травма. Поэтому фигуристы оставили в программе другую подкрутку - в три оборота, но зато сколько в ней красоты, полета!
Фирменная подкрутка Гордеевой и Гринькова - с зависанием в воздухе партнерши, с огромной амплитудой - оставляет впечатление легкости, простоты, вроде бы доступной любому. А на деле... Еще в декабре 1985 года зрители впервые увидели эту подкрутку, но сейчас в олимпийской программе она воспринимается еще ярче - словно росчерк молнии на голубом фоне льда. В Калгари ее никто не смог повторить.

Накануне отлета в Калгари Сергей Гриньков говорил:

- Первый варианты короткой программы были неудачными. В кратчайший срок мы должны были найти близкую по духу и настроению композицию, а затем работать до седьмого пота, чтобы догнать соперников. Услышав мелодию "Тореодор, смелее в бой!", мы сразу поняли: это наше. Готовы были сто раз менять рисунок движений, только бы кататься под эту музыку. Наш тренер Станислав Леонович, начальник команды Виктор Рыжкин обратились к музыкальным редакторам из фирмы "Мелодия", к друзьям из спортивных школ. И люди пришли к нам с открытой душой, работали в обеденный перерыв, спешили к нас в студию по субботам, чтобы проверить варианты записи. Художник по костюмам Ирина Проценко сделала отличные эскизы. А когда надели испанские костюмы с аксельбантами, мы как бы перенеслись в новый мир. Технические трудности отступили на второй план, мы ощущали себя на сцене...

Не побоюсь сказать: в олимпийском сезоне родился новый Гриньков, настоящий рыцарь, мужчина, сознающий свою ответственность за судьбу дуэта, за честь их маленькой команды. От прежнего Сережи осталась добродушная и щедрая улыбка. Теперь лучше понимаю и слова его отца - майора Михаила Кондратьевича:

- Была у меня когда-то мысль, что сын пойдет по моим стопам, станет, как и я, мастером спорта по самбо. Но сейчас вижу, что и в таком деликатном виде спорта как фигурное катание. нужны настоящие мужчины, бойцы с твердой волей. Рад за Сережку!

В дуэте Гордеева-Гриньков существует внутренний мир со своей неповторимой атмосферой. Здесь нет стычек, нет обидных "шпилек". Маленькая Катя в 16 лет - хозяйка льда, на каждый турнир едет, тщательно собрав все до мелочей, вплоть до ниток с иголкой, она следит за распорядком дня, за выездом на тренировку по минутам. И наряду с этим - актерское преображение, полная раскрепощенность, игра молниеносных взглядов.

Судьба Гордеевой и Гринькова заставляет задуматься о том, с чего начинается будущий олимпиец - с прекрасных семейных традиций, с чувства коллективизма, утверждаемого в лучших спортивны школах. Законченность и отточенность мастерства не приходят вдруг - за этим всегда виден высокий дух, благородство мыслей. Один маленький  штрих - в гости к Гордеевым частенько приходит давний друг олимпийский чемпион по ручному мячу Анатолий Федюкин. Однажды он предложил: "Катюша, я принес свою золотую медаль. Давай примерим, идет ли тебе награда!". 12-летняя фигуристка ответила: "Я подожду, пока у меня будет своя!"